Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

v muzee

Три главные теории психологии оказались мистификациями

Три главные теории психологии оказались мистификациями

Недавнее расследование французского документалиста Тибо ле Тексье и американского ученого и писателя Бена Блума показало, что результаты одного из основополагающих экспериментов в психологии — проведенного в 1971 году Стэнфордского тюремного эксперимента Филипом Замбардо — оказались сфальсифицированными.

В частичной фабрикации данных уличили другого знаменитого социального психолога, однокурсника Зимбардо Стэнли Милгрэма, который исследовал природу подчинения и повиновения авторитету. Он пытался понять, почему рядовые немцы в период Второй мировой участвовали в массовых убийствах в концлагерях, и сколько боли люди могут причинить другому человеку, если это часть их работы.

Несмотря на то, что одна из самых мистифицированных теорий о влиянии на подсознание человека — 25-м кадре — была признана полностью сфабрикованной, в том числе и самим автором, она до сих пор остается одной из самых популярных в конспирологии до сегодняшнего дня и используется маркетологами и псевдопсихологами.
v muzee

Владимир Леви репатриировался

Оказывается, Владимир Леви приехал в Израиль, в возрасте 77 лет, с сыновьями 1.5 и 3 лет.
Длинное, но интересное интервью:
"Считаете ли вы, что депрессия – чума Двадцать первого века? </b></p>

Насчет чумы – грубое преувеличение. Депрессии были всегда, во все времена...
Депрессия не чума, а большой диагностический прыщ, возникший на фоне определенной медико-диагностической пресыщенности нынешнего западного мира. Тренд, удобный и для врача – не нужно копаться в болезни, устанавливать причину недуга, которая может быть самой разной – например, связанной с неправильным питанием....
Процент депрессивных состояний, мне думается, примерно одинаков во все времена, ибо всегда для них находится много причин. Но нам кажется, что депрессий стало очень много, потому, что на пониженное настроение, на тоску и тревогу, на пессимизм и грусть стали смотреть как на медицинские факты, как на болезни, а не как просто на жизненные состояния, как смотрели раньше."

"Мечтаю, чтобы мои книги перевелись на иврит израильтянином, носителем языка. А то немного обидно: книги переведены на 26 языков, в том числе на арабском в Сирии издана "Охота за мыслью", первая моя книга, спустя сорок лет после ее выхода, а на иврите еще ни одной."